contacts | impressum
  Special ProjectUnited Nations Convention on Contracts for the International Sale of Goods - 25 Years
navigation
- start
- start: ru
- cisg.ru
- IHR
authors
- Dolzhich: ru
- Ferrari: de
- Hennecke: de
- Herber: de
- Lebedev: ru
- Magnus: de/en
- Piltz: de/en
- Schlechtriem: de
- Schwenzer: en
- Shemelin: ru/en
Start / Dolzhich, Заключение договора
Autor Должич, Александр (Russia)
Title Отдельные вопросы заключения договора купли-продажи товаров по Венской конвенции 1980 г
Published in -
Additional About author - Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД РФ (МГИМО)
Table of contents
I. Fulltext
II. Footnotes
I. Fulltext 
Введение
Договор купли-продажи относится к числу традиционных институтов гражданского права. Уже в классическом римском праве складывается в качестве консенсуального контракта emptio et venditio, под которым понимался договор, посредством которого одна сторона - продавец обязуется предоставить другой стороне - покупателю товар, а другая сторона - покупатель обязуется уплатить продавцу за указанную вещь определенную денежную цену.

С момента появления в римском праве и до настоящего времени договор купли-продажи продолжает играть основную роль в международном коммерческом обороте, и должен отвечать нуждам предпринимателей, заинтересованных в наиболее прозрачном регулировании и минимальном числе формальностей. С этим связана необходимость постоянной либерализации и унификации норм, относящихся к купле-продаже.

Эта проблема решена в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров. Суды указывали, что она "воплощает либеральный подход к заключению [...] договора и отдает значительное предпочтение судебной защите обязательств и условий, на которые обычно полагаются в данной сфере деятельности" 1.

До принятия Конвенции, исход спора из договора международной купли-продажи товаров кардинально менялся в зависимости от страны суда, а следовательно, применимых норм права, определяемых судом в соответствии с международным частного правом. С вступлением Конвенции в силу появился общий для многих стран свод норм материального права, применимого при разбирательстве судом любой страны. По общему правилу, Конвенция применима в соответствии с установленными ей самой условиями, даже если нормы МЧП указывают на право страны, в отношении которой Конвенция не вступила в силу 2.

Базовым для рассмотрения любой проблемы, связанной с куплей-продажей товаров, является вопрос о том, был ли заключен соответствующий договор. Именно он определит правовое регулирование и все правовые последствия взаимоотношений сторон.

Основным требованием для признания договора заключенным является согласие сторон. Нормы, изложенные в Конвенции, были разработаны в основном с целью урегулирования случаев, когда договор заключается с помощью оферты и акцепта. Хотя в ходе подготовки проекта Конвенции вносились предложения закрепить возможность достижения согласия без оферты и акцепта, они не нашли поддержки 3.

«Оферта» и «акцепт» являются правовыми институтами, общими для всех современных правовых систем 4. Именно поэтому представляется необходимым остановиться прежде всего на них при сравнении различного нормативного регулирования заключения договора.

В первой главе настоящей работы будут рассмотрены вопросы права, применимого к заключению договора. Вторая глава посвящена вопросу формы, в которой договор должен быть заключен. Третья и четвертая главы исследуют понятие оферты и акцепта, а также их взаимодействие. Главы построены с учетом примененного сравнительно-правового метода: описание сложившегося правового регулирования заключается выводом о соотношении применимых норм.

I. Краткая характеристика Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров5
Первые попытки унификации права международной купли-продажи товаров берут начало еще в двадцатых годах прошлого века. Они были включены в первый план деятельности Международного института по унификации частного права сразу после его открытия в 1928 г.

В тридцатых годах по инициативе Института был сформирован специальный комитет, в состав которого вошли представители Великобритании, Германии, Франции, скандинавских стран и США. Вскоре было создано два проекта, унифицирующие процессуальную и материальную части права купли-продажи. Работы были прерваны Второй мировой войной и возобновились лишь в пятидесятых, в рамках Гаагского комитета и под патронажем Нидерландов.

На дипломатической конференции 1964 года в Гааге доработанные проекты были приняты как Гаагская Конвенция «О единообразном законе о договорах международной купли-продажи» 6 и Гаагская Конвенция «О единообразном законе о заключении договоров международной купли-продажи товаров» 7:

Конвенции вступили в силу 18 и 23 августа 1972 г. соответственно 8. Гаагское унифицированное право купли-продажи товаров применялось на территории девяти государств: Великобритании, Бельгии, Гамбии, Германии, Израиля, Италии, Люксембурга, Нидерландов и Сан-Марино 9.

Однако еще до вступления в силу Гаагских конвенций 1964, в соответствии с решением Генеральной Ассамблеи ООН 1966 г. 10, была создана постоянно действующая Комиссия ООН по вопросам международного торгового права (ЮНСИТРАЛ). Основной задачей была признана дальнейшая унификация норм, регулирующих международную куплю-продажу товаров.

До конца семидесятых годов ЮНСИТРАЛ подготовила шесть проектов Конвенции 11. Только к моменту разработки последнего из них, Нью-Йоркского проекта 1978 года, ЮНСИТРАЛ приняла положительное решение об объединении вопросов заключения договора и материальных норм купли-продажи 12. Этот проект и стал основой для проведения Венской дипломатической конференции 1980 г., на которой была принята Конвенция.

В конференции участвовали представители 62 государств, которым удалось внести в первоначальный текст представленного на рассмотрение проекта ряд улучшений, позволивших конкретизировать понятие существенного нарушения договора; установить ясность в вопросах применения покупателем права требовать устранения недостатков; а также закрепить общие правила толкования. На конференции Конвенцию подписали Австрия, Венгрия, Гана, Сингапур, Чили и Югославия 13, на настоящий же момент сторонами являются 64 государства, в том числе Российская Федерация (с 1 сентября 1991 г., по праву правопреемства) и США (с 1 января 1988 г.) 14.

Конвенция состоит из четырех частей: I. Сфера применения и общие положения, II. Заключение договора, III. Купля-продажа товаров, IV. Заключительные положения.

Очевидно, что положения, имеющие значение для заключения договора, в основном находятся во второй части, однако некоторые, связанные с оформлением договорных отношений, закреплены также в первой (необязательность и понятие письменной формы договора купли-продажи) и третьей (изменение договора или его прекращение соглашением сторон, определение спецификации товара) частях. Положения части II, непосредственно относящиеся к заключению договора, включают 12 статей. В четырех статьях (14-17) изложены вопросы, относящиеся к оферте, в пяти (18-22) – к акцепту и в двух (23 и 24) содержатся общие положения, определяющие момент заключения договора и разъясняющие термин «получение», применяемый в этой часте Конвеции к оферте, акцепту или любому другому выражению намерения.

II. Форма договора
1. Необходимость письменной формы

Общее правило Венской конвенции в отношении формы договора установлено в ст. 11: «[н]е требуется, чтобы договор купли-продажи заключался или подтверждался в письменной форме или подчинялся иному требованию в отношении формы. Он может доказываться любыми средствами, включая свидетельские показания». Другими словами, Венская конвенция устанавливает свободу формы договора 15. Более того, хотя данный вопрос еще не рассматривался судами, существует мнение, что установленная свобода от иных требований в отношении формы подразумевает отсутствие необходимости, например, в наличии обязательного в странах общего права встречного удовлетворения для заключения или изменения договора 16.

Следует учитывать однако, что письменная форма договора международной купли-продажи товаров может быть обязательной по иным обстоятельствам. Так, если конкретный договор купли-продажи товаров ограничивает свободу конкуренции, должны быть применены национальные правовые нормы, определяющие его форму как договора, ограничивающего конкуренцию 17. Согласно Комментарию Секретариата, хотя данная статья и дает возможность принудительно исполнить удовлетворяющий ее условиям договор, она не освобождает стороны от действия законов, налагающих административные или уголовные санкции за несоблюдение письменной формы договора в целях финансового контроля или любых иных 18.

Из общего правила свободы формы договора по Конвенции может быть установлено и более важное исключение 19. На основании ст. 96 Конвенции, государство, законодательство которого требует, чтобы договоры купли-продажи заключались или подтверждались в письменной форме, может в любое время сделать заявление о том, что любое положение ст. 11, ст. 29 или части II Конвенции, которое допускает, чтобы договор купли-продажи, его изменение или прекращение соглашением сторон либо оферта, акцепт или любое иное выражение намерения совершались не в письменной, а в любой форме, неприменимо, если хотя бы одна из сторон имеет свое коммерческое предприятие в этом государстве.

Из пяти оговорок, которые страны могут могут сделать в соответствии с Конвенцией (см. статьи 92-96 и 98 Конвенции), оговорка в соответствии со ст. 96 Конвенции является наиболее распространенной 20. На данный момент она действует по меньшей мере в отношении восьми стран: Аргентина, Белоруссия, Венгрия, Латвия, Литва, Россия, Украина, Чили и Эстония прямо сделали ее при присоединении, однако оговорка Эстонии была отозвана 9 марта 2004 г 21. Что касается Китая, то заявление, совершенное им гласит: «Китайская Народная Республика не считает себя связанной положениями [...] статьи 11, а также положениями Конвенции, касающимися содержания статьи 11» 22. Вопрос о том, сделано ли это заявление в соответствии со ст. 96 Конвенции до конца не разрешен.

Совершение государством оговорки в соответствии со статьями 12 и 96 Конвенции влечет лишь неприменение норм Конвенции о свободной форме договора. Текст оговорки никакого конкретного ограничения формы договора не устанавливает. По превалирующему мнению среди комментаторов Конвенции, требования к форме договора при этом должны устанавливаться в соответствии с международным частным правом, воссоздавая таким образом ситуацию, существовавшую до принятия Конвенции 23. Тем не менее, окончательно этот вопрос не решен 24. Так, в России, Президиум ВАС, указал, что «в указанной статье [12] оговаривается обязательность письменной формы сделки. [...] СССР при присоединении к Конвенции заявил о соблюдении требований статьи 12. Это заявление действует в отношении Российской Федерации, к которой перешли обязательства СССР по Конвенции. [...] Таким образом, договор купли-продажи и его изменение в случае участия в нем фирмы из Российской Федерации должен заключаться в письменной форме 25». Такую же позицию впоследствии занимали и нижестоящие арбитражные суды. Например, Московский арбитражный суд в 2001 г. указал, что «с участием российского участника заключенные договоры должны совершаться в письменной форме (ст.ст.12, 96 Конвенции)» 26.

Напротив, голландский суд указал, что «ст. 12 Конвенции не влечет автоматическое применение национального права государства, сделавшего оговорку по ст. 96 Конвенции (в данном случае Аргентины). На вопрос о том, был ли договор действительно заключен в отношении формы, ответ должен быть дан в по праву применимому, в соответствии с нормами международного частного права» 27. Более того, голландские суды в этом и других делах, установив применимость голландского права и, вернувшись к Конвенции как его части, основывали свое решение на ст. 11 Конвенции 28. МКАС также обратился к коллизионной норме при разрешении спора между германской фирмой и российской организацией, чтобы применить нормы российского права о письменной форме договора 29.

Следует отметить также, что, на основании ст. 6 Конвенции стороны не могут исключить обязательность письменной формы своим соглашением, если она необходима, но могут предусмотреть ее в качестве обязательной для своих отношений, когда по общему правилу установлена свобода формы договора.

2. Понятие письменной формы
Положения относительно понятия «письменной формы» содержатся только в ст. 13 Конвенции. Согласно ей, «[д]ля целей настоящей Конвенции под «письменной формой» понимаются также сообщения по телеграфу и телетайпу». Представляется неверным мнение некоторых авторов о том, что «эта статья не требует комментария» 30.

У данной статьи отсутствовал прототип в Нью-Йоркском проекте 1978 года. Она была внесена уже на самой Венской дипломатической конференции 1980 по предложению ФРГ 31. По заявлению представителя ФРГ, Буркхарда Клингспорна, целью поправки было упростить применение таких положений Конвенции как ч. 2 ст. 29 Конвенции, избежав споров о соблюдении письменной формы при использовании телеграмм и телетайпограмм 32. Представитель СССР, профессор Лебедев, поддерживая предложение ФРГ, указал на его полное соответствие поправкам, принятым к гражданскому законодательству СССР в 1977 г 33. Предложение было затем принято без дальнейшего обсуждения. Как считает также представлявший ФРГ на Венской конференции профессор Шлехтрим 34, это связано с тем, что оно полностью совпадало по формулировке с содержавшимся в уже принятой Конвенции ООН об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 года 35.

Что касается требования к подписи как части письменной формы, то Конвенция не содержит каких-либо предписаний о порядке подписания оферты, акцепта или иного выражения намерения сторон, направленного на заключение договора, его изменение или прекращение соглашением сторон. Следовательно, как справедливо отмечает профессор Розенберг, такой порядок определяется применимым национальным законодательством и соответствующими полномочиями подписывающих лиц 36.

Слово «также» в тексте статьи явно указывает на то, что список является открытым. На данный момент, впрочем, судами в него были включены только сообщения, переданные по факсу 37. Для толкования понятия письменной формы могут также применяться принципы УНИДРУА (далее – «Принципы») 38. В новой редакции 2004 г. ст. 1.11 Принципов сохраняет определение, ранее данное в ст. 1.10 Принципов 1994 г. 39: «"письменная форма" означает любой вид сообщения, который сохраняет запись информации, содержащейся в нем, и способный быть воспроизведенным в осязаемом виде». В частности, считается, что именно на этой статье Принципов было основано Консультативное заключение № 1, вынесенное Совещательным Советом ООН по Конвенции 40. Затронутые в нем вопросы заключения договора купли-продажи товаров в электронной форме будут более детально рассмотрены ниже.

Открытым, однако, остается вопрос о том, относится ли ст. 13 только к тем случаям, когда письменная форма урегулирована самой Конвенцией (ст. 21(2) и ст. 29(2) Конвенции) или же и к тем случаям, когда письменная форма установлена национальным правом в соответствии со ст. 12 и 96 Конвенции.

Достаточное число авторов поддерживают мнение о том, что если национальным законодательством в последнем случае установлены более строгие требования к письменной форме, ст. 13 не должна применяться 41. МКАС, основываясь на российском комментарии к Конвенции, также поддержал эту позицию 42: «[к]ак отмечено в Комментарии к Венской конвенции [...], когда обязательность соблюдения письменной формы вытекает из норм национального права, этими нормами (а не Конвенцией) определяются требования к ее соблюдению. Именно требованиями советского (российского) права к форме внешнеэкономических сделок и было вызвано заявление СССР, сделанное на основании ст. 96 Конвенции, по этому вопросу». Представитель СССР на Венской конференции, профессор Лебедев также придерживается этой точки зрения.

Тем не менее, более логичным представляется все же мнение принимавшего участие в Венской конференции представителя страны, предложившей данную статью. Профессор Шлехтрим, ссылаясь на отчет Немецкому Совета по Международному Частному Праву, на котором было основано предложение ФРГ, прямо указывает, что ст. 13 «имела целью создать единообразный объективный стандарт для требований к форме, с тем чтобы стороны не должны были подчиняться требованиям, установленным национальным законодательством, которые могут быть более строгими и о которых может быть затруднительно получить информацию» 43. С некоторыми оговорками эту точку зрения разделяет и профессор Ражски 44.

Очевидно, разрешить этот теоретический спор поможет только отсутствующая на настоящий момент судебная практика.

Что касается электронной формы договора купли-продажи товаров по Конвенции, то в судах этот вопрос пока не поднимался. Большинство исследователей склоняются к тому, что открытый перечень, данный в ст. 13 Конвенции, включает электронную форму договора 45. Как указано в Записке Секретариата ООН, «"[э]лектронные договоры " не считаются "коренным образом отличающимися от бумажных договоров"» 46. Доводы относительно возможности заключения договора в электронной форме были подтверждены и в Заключении Совещательного Совета по Конвенции, установившего, что «"письменная форма" в Конвенции включает любое электронное сообщение, которое может быть сохранено в форме, позволяющей воспроизведение» 47.

Согласно ст. 4(a) Конвенции, вопрос действительности договора, заключенного в нарушение требования письменной формы, прямо изъят из ее сферы действия и должен в любом случае быть разрешен в соответствии с применимым национальным правом.

В этом случае последствия могут быть самыми различными. Если по праву США неудовлетворение требованиям Закона о мошенничествах влечет неисполнимость договора в судебном порядке, то, например, по российскому праву договоры, подпадающие под действие Конвенции, являются внешнеэкономическими сделками 48, а значит, несоблюдение простой письменной формы повлечет их недействительность по ч. 3 ст. 162 ГК РФ.

III. Оферта
1. Понятие и требования к оферте

Согласно ст. 14(1) Конвенции, «[п]редложение о заключении договора, адресованное одному или нескольким конкретным лицам, является офертой, если оно достаточно определенно и выражает намерение оферента считать себя связанным в случае акцепта».

Как видно из формулировки указанной статьи, Конвенция предъявляет к оферте два основных требования – она должна выражать намерение оферента быть связанным договор в случае акцепта и быть достаточно определенной. Кроме того, ст. 14(2) Конвенции устанавливает требование адресности оферты.

Для установления того, выражает ли предложение намерение оферента считать себя связанным в случае акцепта, необходимо использовать предписания ст. 8 Конвенции, содержащей правила толкования заявлений и иного поведения сторон 49. В частности, на наличие намерения заключить договор может указать последующее поведение сторон, в том числе начало исполнения ими договора 50.

Напротив, даже если соблюдены оба других требования к оферте, намерение заключить договор может в ней отсутствовать. Как указала Международная Торговая Палата в период разработки Конвенции, стороны зачастую ожидают согласования дополнительных условий, а потому наличие намерения оферента быть связанным акцептом всегда подлежит определению путем толкования 51.

Что касается достаточной определенности, то ст. 14(1) Конвенции прямо указывает, что в него включается: «[п]редложение является достаточно определенным, если в нем обозначен товар и прямо или косвенно устанавливаются количество и цена либо предусматривается порядок их определения». Таким образом, Конвенция не требует соглашения по всем условиям предполагаемого договора – достаточно лишь указанных: вида товара, его количества и цены 52.

Во многих случаях иные несогласованные условия будут восполнены самой Конвенцией. Так, ст. 31-33 Конвенции определяют срок, место поставки и способ перевозки; ст. 35 – требования к качеству, таре и упаковке; ст. 38 – сроки осмотра товара покупателем; ст. 39 и 44 – извещение о несоответствии товара; ст. 54, 57 и 58 – сроки и место уплаты цены. Что касается обычая и установленной практики взаимоотношений сторон, то судами было признано, что с их помощью можно восполнить даже условия, достижение согласия по которым указано в качестве необходимого согласно ст. 14(1) Конвенции 53.

Интересен вопрос об объеме фразы «обозначен товар», в частности о том, входит ли качество товара в такое обозначение. Сама Конвенция по этому поводу норм не содержит. Некоторые суды указывают на то, что если соглашение о качестве товара не было достигнуто, то договор не считается заключенным 54. Кроме того, как справедливо отмечает профессор Розенберг, простое указание на вид некоторых товаров без приведения спецификации лишит адресата предложения возможности точно определить его предмет и соответственно выразить свое отношение к предложению 55. Согласно ст. 65 Конвенции, не является также неопределенной оферта с указанием на то, что спецификация товара будет составлена покупателем 56.

Как было указано выше, ст. 14(1) Конвенции позволяет установить количество товара в оферте «прямо или косвенно». Признано, что косвенно устанавливают количество товара такие формулировки как «сколько потребуется» и «сколько есть» 57, а также указание на готовность продать или купить любое количество – в этом случае точное количество товара определяется акцептом 58. Возможно также определение количества товара путем указания на конкретную цель договора, на количество денег, которое оферент готов потратить 59 или на то, что количество будет установлено одной из сторон или третьим лицом 60.

Перечисленные компоненты определенной оферты (вид и количество товара) являются существенными условиями договора скорее в смысле континентального, а не общего права. По континентальному праву, существенными условиями договора являются те, без соглашения о которых договор не считается заключенным 61. По общему праву, существенными являются те условия, нарушение которых, независимо от существенности самого нарушения, дает пострадавшей стороне право расторгнуть договор 62.

Вынося решения по Конвенции, суды практически единодушны: не только поставка товара ненадлежащего качества, но и поставка другого вида товаров не влечет сама по себе существенного нарушения договора и права его расторжения 63. Такого рода нормы в общем праве принято определять как «безымянные» (“innominate”) – для наделения пострадавшей стороны правом расторжения договора важно то, в какой мере они нарушены 64.

Вопрос о необходимости установления цены в оферте является одним из наиболее сложных. В часте III Конвенции помещена ст. 55, предусматривающая критерии определения цены для случаев, «когда договор был юридически действительным образом заключен, но в нем прямо или косвенно не устанавливается цена». Таким образом, Конвенция допускает возможность отсутствия в предложении условия о цене, что не лишает его достаточной определенности 65.

Среди американских комментаторов есть два основных мнения по поводу того, может ли договор, цена по которому не определена, быть действительным в соответствии с Конвенцией. Первое из них, ограничительное, высказывается профессором Фарнсвортом. Оно заключается в том, что для того, чтобы действительный договор мог быть заключен, в оферте должен содержаться какой-либо способ определения цены, который впоследствии оказался неприменим. В этом случае ст. 55 Конвенции будет применена лишь для определения цены по действительно заключенному договору 66.

Другая точка зрения, которой, в частности, придерживается профессор Хоннолд, состоит в том, что ст. 55 Конвенции может применяться в случае, когда указание цены в договоре отсутствует. Хоннолд также ссылается на то, что, в соответствии со ст. 6 Конвенции, стороны могут отступить от любого из ее положений или изменить его действие, а значит, могут изменить и действие ст. 14 Конвенции 67. Согласно превалирующей точке зрения судов, применение ст. 6 Конвенции может основываться на косвенном волеизъявлении сторон 68.

Комментарий Секретариата отражает обе точки зрения. В комментарии к ст. 14 указывается, что, при наличии намерения сторон быть связанными договором, все отсутствующие условия могут быть восполнены в соответствии с применимыми правовыми нормами 69. Напротив, комментарий к ст. 55 устанавливает, что она действует только в том случае, когда Конвенция принята какой-либо страной частично (то есть принята часть III, где находится ст. 55 и не принята часть II, где находится ст. 14), и законодательство этой страны предполагает возможность заключения действительного договора, в котором нет условия о цене товаров 70.

Мнения судов по вопросу о соотношении ст. 14 и ст. 55 Конвенции разделились. Швейцарские суды, в связи с изъявлением сторонами намерения быть связанными договором купли-продажи товаров, неоднократно находили возможным применить ст. 55 Конвенции, хотя в договоре и не содержалось условия о цене 71. При этом для стран продавца и покупателя Конвенция действовала без ограничений 72 (т.е. подлежала применению и ст. 14 Конвенции).

Иную позицию занял МКАС. Договор был заключен путем обмена сообщениями при помощи телекса, при этом по поводу цену указывалось лишь, что она будет согласована за десять дней до наступления Нового года. Суд решил, что такое указание не может считаться определяющим цену, и ст. 55 Конвенции не может быть применена, так как стороны косвенно договорились об установлении цены в будущем. Таким образом, МКАС признал договор незаключенным 73.

Возможный выход, предлагаемый американской доктриной 74, состоит в том, чтобы обратиться к общим положениям ст. 8 Конвенции, где содержится правило толкования заявлений и иного поведения сторон «в соответствии с тем пониманием, которое имело бы разумное лицо, действующее в том же качестве, что и другая сторона при аналогичных обстоятельствах». Соответственно, если такое разумное лицо посчитало бы договор заключенным, то ст. 14 не должна явиться препятствием к применению ст. 55.

Что касается адресности оферты, то, согласно общему правилу ст. 14(1) Конвенции, предложение о заключении договора должно быть адресовано одному или нескольким конкретным лицам. Под это определение подпадают физические и юридические лица, товарищества и объединения лиц, ведущих совместную деятельность 75. Как отмечено в Комментарии Секретариата, число таких лиц не имеет значение: рекламное объявление или каталог товаров, посланные напрямую множеству адресатов будут удовлетворять требованию адресности оферты 76.

По Гаагской Конвенции «О единообразном законе о заключении договоров международной купли-продажи товаров» возможность совершения публичной оферты не предусматривалась 77. В ходе разработки Венской Конвенции в итоге было поддержано мнение о необходимости включения отдельного положения, регулирующего публичные оферты, в связи с их увеличивающейся ролью в международной торговле 78. Текст ст. 14(2) Конвенции устанавливает, что: «[п]редложение, адресованное неопределенному кругу лиц, рассматривается лишь как приглашение делать оферты, если только иное прямо не указано лицом, сделавшим такое предложение». Такая формулировка, практически идентичная ч. 1 ст. 437 ГК РФ, несомненно служит согласованию подходов национальных систем права в отношении предложений, адресованных неопределенному кругу лиц 79: если лицо желает, чтобы его предложение рассматривалось в качестве публичной оферты, ему достаточно прямо указать на это обстоятельство.

2. Действие оферты
Согласно ст. 15 Конвенции, «[о]ферта вступает в силу, когда она получена адресатом оферты». В отношении получения оферты Конвенция восприняла немецкий подход: определяющим является момент когда оферта «входит в сферу влияния контрагента» 80, а не фактическое знание адресата оферты. В соответствии со ст. 24 Конвенции, «оферта, заявление об акцепте или любое другое выражение намерения считаются «полученными» адресатом, когда они сообщены ему устно или доставлены любым способом ему лично, на его коммерческое предприятие или по его почтовому адресу либо, если он не имеет коммерческого предприятия или почтового адреса,– по его постоянному местожительству». Таким образом, и подтвердить оферту адресат может только после ее получения, а не после того, как он узнал о ней иным образом 81.

Ниже будут рассмотрены следующие возможности прекращения оферты по Конвенции: отмена и отзыв оферентом, отклонение оферты, истечение оферты, смерть или недееспособность сторон.

i. Отмена и отзыв оферты
В отличие от общего права, Конвенция четко разделяет отмену и отзыв оферты: в период разработки Конвенции представители всех стран согласились с тем, что «отмена» происходит до, а «отзыв» - после того, как оферта вступает в силу 82.

Возможность отмены оферты до ее вступления в силу компенсирует более жесткие, чем установленные в общем праве, правила для отзыва оферты после ее вступления в силу. В соответствии со ст. 15(2) Конвенции отменена может быть даже безотзывная оферта.

Что касается отзыва оферты, то в Конвенции избран компромиссный путь, учитывающий как англо-американское, так и континентальное решение 83. В качестве общего правила ст. 16(1) Конвенции закрепляет право оферента на отзыв оферты пока договор не заключен (что нехарактерно для стран континентального права). В тоже время, для прекращения оферты, отзыв должен быть получен до отправки акцепта (что нехарактерно для стран общего права).

Кроме того, два существенных условия установлены ст. 16(2) Конвенции. Первое из них, ст. 16(2)(a) Конвенции, устанавливает, что оферта не может быть отозвана, если в ней «путем установления определенного срока для акцепта или иным образом» указывается, что она является безотзывной. Фраза «путем установления определенного срока для акцепта» является более чем двусмысленной. Как отмечает профессор Эрши, для юриста из системы континентального права она означает, что оферта становится безотзывной в силу самого факта установления времени для акцепта, в то время как юрист из системы общего права придет к такому выводу, лишь если безотзывность дополнительно вытекает из формулировки, устанавливающей такой период времени 84.

На данный момент большинство комментаторов все же придерживаются мнения, что указание в оферте срока для акцепта является лишь дополнительным признаком намерения оферента сделать оферту безотзывной. Окончательное решение должно быть принято на основании ст. 8 Конвенции о толковании заявлений сторон 85.

Вторым существенным ограничением, по ст. 16(2)(b) Конвенции, является запрет отзыва оферты «если для адресата оферты было разумным рассматривать оферту как безотзывную и адресат оферты действовал соответственно». Важно учитывать, что в данном случае речь не идет о безотзывности вытекающей из формулировки оферты – в этом случае подлежит применению ст. 16(1)(a) Конвенции. Следует исходить из содержания оферты и необходимости для адресата определенного времени и затрат для принятия решения об акцепте оферты 86.

Что касается отзыва и отмены публичной оферты, то предложение Великобритании о их специальном урегулировании было отвергнуто в связи с нежеланием делегатов на тот момент признавать наличие публичных оферт вообще 87. Представляется, что содержание этого предложения все же должно быть учтено: публичная оферта может быть отменена тем же способом, которым она сделана, до того как она вступила в силу и отозвана до отправки акцепта 88.

ii. Отклонение оферты
Согласно ст. 17 Конвенции, оферта, даже когда она является безотзывной, утрачивает силу по получении оферентом сообщения об отклонении оферты. Отклонение оферты досрочно освобождает оферента от принятого им обязательства, позволяя ему заключить договор с другим лицом.

Оферта может быть отклонена прямо или косвенно. В соответствии со ст. 19(1) Конвенции, «[о]твет на оферту, который имеет целью служить акцептом, но содержит дополнения, ограничения или иные изменения, является отклонением оферты и представляет собой встречную оферту». Впрочем, следует сначала установить, имел ли ответ целью служить акцептом и отклонить изначальную оферту. Ответ может являться и независимым сообщением, имеющим целью выяснить готовность оферента заключить договор на иных условиях, оставляя возможность позднейшего акцепта изначальной оферты 89.

Кроме того, Конвенция предусматривает и исключения из этого правила, когда ответ на оферту, изменяющий ее условия, является акцептом. Представляется более подходящим провести их анализ ниже, при рассмотрении положений об акцепте.

iii. Истечение оферты
Прекращение оферты истечением указанного в ней срока для акцепта следует из положения ст. 18(2) Конвенции: «[а]кцепт не имеет силы, если оферент не получает указанного согласия в установленный им срок, а если срок не установлен, то в разумный срок». Статья также устанавливает, что «[у]стная оферта должна быть акцептована немедленно, если из обстоятельств не следует иное».

Хотя Конвенция признает возможность наличия запоздавшего акцепта (см. ниже), по общему правилу оферта не может быть акцептована после истечения времени для акцепта, если только оферент незамедлительно не уведомляет адресата оферты о том, что считает запоздавший акцепт действительным 90.

Срок для акцепта может быть определен как в письменной, так и в устной оферте. Что касается разумного срока, то согласно самой ст. 18(2) Конвенции, во внимание должны быть приняты «обстоятельства сделки, в том числе скорость использованных оферентом средств связи».

iv. Смерть или недееспособность оферента или адресата оферты
Сама Конвенция не устанавливает последствий смерти или недееспособности сторон в отношении оферты. В ст. 11 Гаагской Конвенции «О единообразном законе о заключении договоров международной купли-продажи товаров» указывалось, что такие обстоятельства могут быть значимыми, если это следует из намерения сторон, обычая или характера сделки. Изначально предполагалось включить такую статью и в Конвенцию, но в ходе разработки она была удалена в связи с тем, что смерть и недееспособность обладают куда меньшим значением в мировой торговле, чем банкротство или ликвидация юридического лица, последствия которых Конвенцией не урегулированы 91.

Среди комментаторов к Конвенции единого мнение по данному поводу не сложилось. Существуют по меньшей мере три точки зрения: что должен быть сохранен подход ст. 11 Гаагской Конвенции 92; что эти обстоятельства никак не влияют на оферту 93 и что этот вопрос не урегулирован Конвенцией и должен быть решен в соответствии с применимым национальным правом 94. Исходя из общих положений ст. 4(а) Конвенции о предмете регулирования наиболее верной представляется последняя точка зрения.

IV. Акцепт
1. Понятие акцепта

Акцепт определен ст. 18(1) Конвенции как «[з]аявление или иное поведение адресата оферты, выражающее согласие с офертой».

Из требований к акцепту Конвенция регулирует только вопросы, относящиеся к безусловности и безошибочности акцепта, способам его совершения и необходимости уведомления об акцепте.

i. Наличие оферты
Конвенция прямо не закрепляет необходимость наличия оферты. Хотя на первый взгляд такое требование кажется очевидным, отсутствие его в тексте Конвенции позволило, в частности, ввести рассмотренное ниже регулирование последствий запоздавшего акцепта, то есть акцепта, вступающего в силу после прекращения оферты (см. ниже).

ii. Безошибочность и безусловность акцепта
Конвенция также исходит из общей посылки, что акцепт должен быть безоговорочным, то есть выражать полное согласие с офертой. Тем не менее, согласно ст. 19(2) Конвенции акцепт может содержать дополнительные или отличные условия, только если против них не возразит оферент и если они не меняют существенно условий оферты.

Конвенция разрешает и «Конфликт проформ», - ситуацию, когда стороны используют для переписки фирменные бланки, уже содержащие стандартные для каждой из сторон и при том несовпадающие условия. При подготовке Конвенции предлагался подход, в целом совпадавший с наиболее распространенным в США принципом «нок-аута». В соответствии с ним договор считается заключенным на условиях, согласованных сторонами, а вместо противоречащих положений оферты и акцепта применяются правила, установленные применимым правом. 95. В окончательном тексте ст. 19(3) Конвенции закреплен открытый список условий, которые считаются изменение которых автоматически ведет к отклонению оферты и встречной оферте. К ним относятся: цена, платеж, качество и количество товара, место и срок поставки, объем ответственности одной из сторон перед другой и разрешение споров. Единственный случай, когда договор считается заключенным при обмене несовпадающими проформами, указан в ст. 19(2) Конвенции: для этого проформы должны изменять условия договора несущественно, а оферент должен не возразить против этих изменений без неоправданной задержки. Некоторые авторы в связи с этим считают, что при обмене несовпадающими проформами заключения договора по Конвенции не происходит 96.

Тем не менее, профессор Лукофский справедливо отмечает, что ст. 19 прямо не препятствует применению правила «нок-аута» 97. Согласно мнению, в частности, профессора Комарова, данное положение Конвенции относится к числу недостаточно подробно регламентированных, которые могут быть прояснены принципами УНИДРУА 98. В новой редакции 2004 г. ст. 2.1.22 Принципов воспроизводит формулировку ст. 2.22 Принципов 1994 г., соответствующую доктрине «нок-аута»: «[e]сли обе стороны используют стандартные условия и достигают соглашения вне рамок этих стандартных условий, договор считается заключенным на основе согласованных условий и тех стандартных условий, которые являются совпадающими по существу, кроме случая, когда сторона предварительно ясно указывает, что она не намерена быть связанной таким договором, либо впоследствии без неоправданной задержки информирует об этом другую сторону». Что касается судебной практики, то она в вопросах применения данной нормы не является единообразной 99.

Существенность изменений, помимо прямо названных существенными ст. 19(3) Конвенции, должна определяться с учетом конкретных обстоятельств, однако в качестве примера таких условий можно привести установление более подходящей упаковки товара или условий о конкретном судне или ином транспортном средстве, которое должно быть использовано для поставки 100.

Некоторые авторы считают, что изменения могут быть отнесены к существенным на основе их связи с перечисленными в ст. 19(3) Конвенции, в том числе отказ от гарантийного обязательства как связанный с качеством товара и ограничение средств защиты как связанное с объемом ответственности сторон 101. Другие – напротив, придерживаются мнения, что формулировка «считаются существенно изменяющими» (курсив мой – А.Д.) означает, что существует лишь соответствующая презумпция, которая может быть опровергнута, в том числе торговыми обычаями, практикой взаимоотношений сторон или просто тем, что новые условия более благоприятны для оферента 102.

iii. Совершение акцепта предписанным офертой способом
В соответствии со ст. 18(1) Конвенции, акцептом может являться «[з]аявление или иное поведение адресата оферты». Кроме того, как устанавливает ст. 24, такое заявление или иное поведение могут быть «сообщены [...] устно или доставлены любым способом». Таким образом, обычно акцептант не обязан использовать тот же способ акцепта, что оферент для совершения оферты.

Если провести аналогии с американским правом, то, как правило, заявление будет состоять во встречном обещании, а иное поведение – во встречном исполнении.

Оферент, на основании ст. 6 Конвенции, может указать конкретную форму и способ акцепта. Вопрос о том, является ли вид акцепта, предписанный оферентом, единственно возможным, должен быть решен с учетом толкования оферты 103. Стороны могут, например, условиться о том, что, с учетом сильных колебаний рынка, оферты могут быть акцептованы только факсом или электронной почтой или условиться о том, что оферта должна акцептоваться непосредственно исполнением. Представляется, однако, что в отсутствие нормативных ограничений, определяющим для признания иного способа акцепта действительным будет являться последующее поведение сторон.

Что касается молчания или бездействия, то они «сами по себе не являются акцептом» согласно ст. 18(1) Конвенции. Формулировка «сами по себе» означает, что даже включение в оферту указания на то, что договор считается заключенным в случае бездействия адресата оферты не позволит считать такое бездействие акцептом 104. Во время разработки Конвенции было отмечено, что молчание или бездействие могут являться акцептом, если это было ранее согласовано сторонами или проистекает из установившейся практики взаимоотношений сторон или обычая 105. Так, американский суд установил, что с учетом долговременной практики взаимоотношений сторон, адресат оферты, зная, что оферент начал исполнение, должен незамедлительно уведомить о своем несогласии с условиями оферты, которая иначе считается акцептованной 106. Еще одна сложность связанная с акцептом молчанием или бездействием состоит в том, что, если одна из сторон по договору имеет коммерческое предприятие в стране, совершившей оговорку по ст. 96 Конвенции, то такой способ, хотя бы и допустимый обычаем, практикой или последующим поведением сторон, не будет удовлетворять рассмотренным выше требованиям письменной формы 107.

iv. Уведомление оферента о совершении акцепта
По общему правилу ст. 18(2) требует получения акцепта оферентом. Исключение, однако, должно быть сделано для ранее рассмотренного акцепта молчанием. Кроме того, по ст. 18(3) «адресат оферты может, не извещая оферента, выразить согласие путем совершения какого-либо действия», если это предусмотрено самой офертой или установлено обычаем или практикой взаимоотношений сторон. Некоторые авторы придерживаются мнения, что это однозначно указывает на отсутствие необходимости как-либо уведомить оферента об акцепте 108. Большинство комментаторов тем не менее справедливо считают, что, если сам акцепт не несет в себе уведомление, на адресате оферты лежит дополнительная обязанность по извещению оферента об акцепте в разумный срок после исполнения 109. Таким образом, если акцепт происходит без информирования о нем оферента, то договор должен быть признан заключенным, но с адресата оферты могут быть взысканы убытки из нарушения указанной обязанности.

Конвенция не содержит указаний о том, какими средствами связи должно направляться уведомление об акцепте. Соответственно по общему правилу адресат оферты свободен в их выборе, речь идет лишь о фактическом извещении оферента 110.

2. Вступление акцепта в силу
Момент вступления акцепта оферты в силу является фактором, определяющим заключение договора. В настоящее время существует четыре главных теории, определяющих этот момент времени, из которых наиболее часто применяемыми в отношении коммерческих сделок являются «правило почтового ящика» и «теория получения» 111.

Как было рассмотрено выше, каждая оферта через определенное время истекает, если она не была ранее прекращена иным способом. В связи с этим возможно выделить три возможных акцепта по времени их совершения: немедленный акцепт, акцепт в течение времени действия оферты и запоздавший акцепт.

i. Немедленный акцепт
Как и право США, ст. 18(2) Конвенция устанавливает необходимость немедленного акцепта устной оферты, «если из обстоятельств не следует иное». Необходимость немедленного акцепта устной оферты является общепринятой во многих правовых системах 112 и закреплена в том числе ст. 441(2) ГК РФ. Американские комментаторы отмечают, что под понятие устной оферты подпадают телефонные переговоры сторон и что оферент в любом случае может указать иной срок для акцепта 113.

ii. Акцепт в течение времени действия оферты
В Конвенции в отношении акцепта использована «теория получения» 114. Момент отправки акцепта в соответствии с Конвенцией имеет юридическое значение в строго ограниченных случаях. Во-первых, согласно ст. 16(1) Конвенции после отправки акцепта оферент утрачивает право отзыва оферты. Во-вторых, особый режим установлен для запоздавшего акцепта, если он был отправлен своевременно.

В соответствии со ст. 18(2) Конвенции, «[а]кцепт оферты вступает в силу в момент, когда указанное согласие получено оферентом». Получением акцепта, согласно ст. 24 Конвенции, является попадание его в сферу влияния оферента, то есть доставка ему лично, на его коммерческое предприятие или по его почтовому адресу.

Некоторые комментаторы из стран общего права видят основную опасность данной ситуации в несправедливом распределении рисков путем превращения всех оферт в безотзывные 115. Они основывают свое мнение на формулировке ст. 22 Конвенции, «[а]кцепт может быть отменен, если сообщение об отмене получено оферентом раньше того момента или в тот же момент, когда акцепт должен был бы вступить в силу» и ст. 16(1) Конвенции, «оферта может быть отозвана оферентом, если сообщение об отзыве будет получено адресатом оферты до отправки им акцепта». Таким образом, адресат оферты может немедленно выслать акцепт, не позволяя оференту отозвать оферту, и выжидать, имея возможность отозвать свой акцепт, воспользовавшись более быстрым способом связи.

Действительно, Конвенция в данном вопросе склоняется к подходу континентального, а не общего права 116. Очевидно, что любой вариант имеет свои преимущества и недостатки. Как было отмечено во Втором своде частной кодификации договорного права США, «адресату оферты необходимо надежное основание для решения о совершении акцепта. Во многих правовых системах такое основание содержится в безотзывности оферты, если в ней не указано иное. В общем праве таким основанием является недействительность отзыва оферты, полученного после отправки акцепта» 117.

В зависимости от того, действителен ли акцепт в момент отправки или в момент получения, определяется та сторона, которая находится в неведении относительно того, заключен ли договор. Правило «почтового ящика» целиком возлагает это бремя на оферента 118, «теория получения» - на акцептанта.

Решение Конвенции уравновесить неопределенность и риски акцептанта путем наделения его правом отзыва акцепта представляется оптимальным. Если же оферент имеет опасения относительно добросовестности адресата оферты, у него есть возможность, например, ограничить способ акцепта факсом, что не позволит акцептанту спекулировать возможность отзыва акцепта при помощи более быстрого средства свзязи, и в то же время удовлетворит необходимым требованиям письменной формы.

iii. Запоздавший акцепт
Хотя ст. 18(2) Конвенции устанавливает в качестве общего правила, что «[а]кцепт не имеет силы, если оферент не получает указанного согласия в установленный им срок», она также допускает возможность заключения договора на основании запоздавшего акцепта.

Запоздавший акцепт, согласно ст. 21(1) Конвенции, «сохраняет силу акцепта, если оферент без промедления известит об этом адресата оферты устно или направит ему соответствующее уведомление». Подход Конвенции отличается от принятой в США трактовки запоздавшего акцепта как встречной оферты. Хотя дополнительное уведомление и необходимо, договор заключается на основании самого запоздавшего акцепта, к уведомлению правила об акцепте, в том числе о необходимости получения, неприменимы 119.

Второе положение Конвенции относительно запоздавшего акцепта отражает принятое в континентальном праве. Аналогично ст. 442 ГК РФ, ст. 21(2) Конвенции устанавливает, что если своевременно отправленный акцепт получен с опозданием из-за задержки в пересылке, «запоздавший акцепт сохраняет силу акцепта, если только оферент без промедления не известит адресата оферты устно, что он считает свою оферту утратившей силу, или не направит ему уведомления об этом».

Заключение
По Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров основным способом заключения договоров купли-продажи товаров является акцепт оферты. Хотя в настоящее время сложность сделок, связанных с обменом многочисленными сообщениями между сторонами, в редких случаях не позволяет применить данную модель в традиционном виде, успех применения указанных норм является несомненным 120.

Конвенция является международным договором, ратифицированным и вступившим в силу в отношении 65 стран. В качестве такового Конвенция имеет преимущественную силу по отношению к национальному законодательству соответствующих стран и подлежит применению к более чем значительной части договоров международной купли-продажи товаров, унифицируя регулирование и требования, предъявляемые к процессу заключения договора.

К оферте предъявляются три основных требования: - это намерение оферента быть связанным будущим договором, определенность и адресность предложения. Согласно Конвенции оферта не может быть акцептована, если не соблюдены все требования, предъявляемые к ней.

Характерной чертой регулирования является наличия списка «существенных условий» оферты, включая в него и условие о цене. Суды, впрочем, в последнее время следуют принципу “favor contractus” и используют противоречивость некоторых положений Конвенции, с тем, чтобы признавать действительным соглашения сторон, в котором таким условия отсутствуют.

Конвенция три из четырех основных оснований прекращения оферты: отмена и отзыв оферты, отклонение оферты, истечение оферты, смерть или недееспособность сторон.

Наиболее очевидны механизмы отклонения и истечения оферты. В качестве одного из способов отклонения оферты Конвенция выделяет совершение встречной оферты, при этом существуют исключения, позволяющие считать акцептом ответ на оферту, изменяющий ее условия. Смерть или недееспособность сторон, согласно ст. 4 Конвенции, не входят в предмет ее регулирования, а потому в любом случае регулируются национальным правом.

Что касается отмены оферты, то ее выделение в отдельный упрощенный механизм стало необходимым в связи с достаточно жесткими требованиями Конвенции к отзыву оферты.

В отношении вступления оферты в силу Конвенция исходит из момента попадания оферты в сферу влияния адресата.

Акцепт по Конвенции, является выражением согласия с условиями оферты. Согласие при этом требуется только в той мере, в которой оно необходимо, чтобы сами стороны считали договор заключенным.

Хотя Конвенция вводит перечень условий, изменение которых считается существенным, представляется, что в большинстве случае предпочтительно применение правила «нок-аута», когда договор считается заключенным на условиях, согласованных сторонами и совпадающих по существу, а несогласованные положения подлежат восполнению на основе применимых норм Конвенции.

Положения Конвенции для вступления акцепта в силу могут показаться небезупречными с точки зрения юридической техники юристам из стран как общего, так и континентального права. Тем не менее, необходимо помнить о том, что это результат существенного компромисса с обеих сторон, который, кроме того, справедливо распределяет риски между оферентом и акцептантом.

Конвенция основана на принципе свободы формы заключения договора. Тем не менее, Конвенция может быть ратифицирована одним из государств, где находятся коммерческие предприятия сторон, с оговоркой относительно формы договора. В этом случае, для окончательного решения вопроса о необходимой форме договора, необходимо установить применимое национальное право. Представляется, что затем следует вновь обратиться к Конвенции, но уже как к части применимого внутреннего права страны. Таким образом, оговорка относительно формы договора будет действовать, только если применимо право той страны, которая сделала указанную оговорку.

При этом содержание понятия «письменная форма» на данный момент толкуется большинством судов либерально, вне зависимости от того, применимы ли нормы одного государств или ст. 13 Конвенции.

В случае, когда необходимая форма договора не соблюдена, последствия вновь подлежат определению на основе применимого национального права. Если по праву США неудовлетворение требованию письменной формы влечет неисполнимость договора в судебном порядке, то по праву иных стран, в том числе российскому, договор может быть признан недействительным.

Конвенция, таким образом, в большинстве случае предлагает более удобный и гибкий механизм заключения договора, а также способствует принципу “favor contractus”, устанавливая свободу формы договора. Несмотря на некоторую непривычность положений Конвенции для национальных судов, практика свидетельствует о все более активном ее применении в надлежащих случаях, что обеспечивает единообразие регулирования договоров международной купли-продажи товаров и способствует прогрессивному развитию договорного права.

/ top
II. Footnotes 
1. Geneva Pharmaceuticals Tech. Corp. v. Barr Labs. Inc., 201 F.Supp.2d 236 (S.D.N.Y.2002); <http://cisgw3.law.pace.edu/cases/020510u1.html>

2. Secretariat Commentary on the Draft Convention on Contracts for the International Sale of Goods prepared by the Secretariat. A/CONF. 97/5, Art. 1, note 6; <http://www.cisg-online.ch/cisg/materials-commentary.html>

3. UNCITRAL Yb, vol. IX. 1978, p. 39; <http://www.uncitral.org/english/yearbooks/yb-1978-e/vol9-p11-45-e.pdf>

4. Schlechtriem, P. Commentary on the UN Convention on the international sale of goods (CISG). 2nd Ed (in translation). Munchen, 1998, Art. 14, para. 2, p. 99

5. Конвенция Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров. Вена, 11 апреля 1980. Документ A/СОNF.97/18. Annex I; <http://www.uncitral.org/stable/CISG-r.pdf> (далее - "Конвенция", "Венская конвенция")

6. Convention relating to a Uniform Law on the International Sale of Goods; <http://www.unidroit.org/english/conventions/c-ulis.htm>

7. Convention relating to a Uniform Law on the Formation of Contracts for the International Sale of Goods; <http://www.unidroit.org/english/conventions/c-ulf.htm>

8. Status of UNIDROIT Conventions; <http://www.unidroit.org/english/implement/i-main.htm>

9. Ibid.

10. Резолюция 2205 (XXI) ГА ООН от 17 декабря 1966, <http://www.jus.uio.no/lm/uncitral.2205-xxi/doc.html>

11. UNCITRAL Yb, vol. III. 1972, paras 23-32. UNCITRAL Yb, vol. V. 1974, paras 9-20. UNCITRAL Yb, vol. VI. 1975, paras 11-17. UNCITRAL Yb, vol. VII. 1976, paras 14-28. UNCITRAL Yb, vol. VIII. 1977, paras 15-36. UNCITRAL Yb, vol. IX. 1978, paras 15-28; <http://www.uncitral.org/english/travaux/sales/cisg/travaux-cisg-index-e.htm>

12. UNCITRAL Yb, vol. IX. 1978, paras 15-28; <http://www.uncitral.org/english/yearbooks/yb-1978-e/vol9-p11-45-e.pdf>

13. 1980 Vienna Diplomatic Conference, Summary Records of the Plenary Meetings, 12th plenary meeting; <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/plenarycommittee/summary12.html>

14. UNCITRAL Status of Conventions and Model Laws, para. 4, <http://www.uncitral.org/english/status/status-e.htm>

15. UNCITRAL Digest of Case law..., A/CN.9/SER.C/DIGEST/CISG/11. 8 June 2004, para. 1

16. Schlechtriem, P. Uniform Sales Law - The UN-Convention on Contracts for the International Sale of Goods. Manz, Vienna: 1986, p. 45; <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/biblio/schlechtriem.html>. Lookofsky, J. CISG Case Commentary on Preemption in Geneva Pharmaceuticals and Stawski, April 2004. FN 25,26. <http://cisgw3.law.pace.edu/cisg/biblio/lookofsky8.html>

17. Schlechtriem, P. Commentary on ..., p. 86, para. 7.

18. Secretariat Commentary on the Draft..., Art. 10, note 2

19. Розенберг М.Г. "Заключение договора международной купли-продажи товаров", М.: 1991, "Юринторг", с. 13

20. UNCITRAL Status of Conventions and Model Laws, para. 4

21. Ibid.

22. <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/countries/cntries-China.html>

23. Honnold, J.O. Uniform Law for International Sales under the 1980 United Nations Convention, 3rd Ed., Kluwer Law International, 1999, p. 139; <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/biblio/honnold.html>. Enderlein, F., Dietrich, M. International Sales Law, Commentary. Oceana Publications, 1992., Art. 12, para. 2.2; <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/biblio/enderlein.html>. Schlechtriem P., Commentary on..., p. 91. Rajski J. in Bianca, C.M., Bonell, M.J. Commentary on the International Sales Law the 1980 Vienna Sales Convention. Milan, 1987., Note 2.3. to Art. 12; <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/biblio/rajski-bb12.html>. Herber R. , Czerwenka, B. Internationales Kaufrecht: Kommentar zu dem Ubereinkommen der Vereinten Nationen vom 11. April 1980 uber Vertrage uber den internationalen Wareneinkauf. Munchen, 1991., Art. 12, Rnd. 4

24. UNCITRAL Digest of Case law..., A/CN.9/SER.C/DIGEST/CISG/12. 8 June 2004, para. 4;

25. Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 февраля 1998 г. N 29 "Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц", п. 2, абз. 12 и 16; <http://arbitr.garant.ru/public/default.asp?no=12010620>

26. Решение Арбитражного суда г. Москвы от 10 апреля 2001. Дело N А40-1352/01-30-18; <http://www.kodeks.ru/free-arb-mos?d&nd=714000379&prevDoc=71400037>

27. Hispafruit BV v. Amuyen S.A. Rb Rotterdam, 12 июля 2001, п. 4.5; <http://cisgw3.law.pace.edu/cases/010712n1.html>

28. Ibid., п. 4.6. J.T. Schuermans v. Boomsma Distilleerderij/Wijnkoperij. 7 ноября 1997. <http://www.unilex.info/case.cfm?pid=1&do=case&id=333&step=Abstract>

29. Дело N 516/1996, решение МКАС от 2 августа 1999 года. Газета "ЭЖ-ЮРИСТ" № 52, декабрь 2000 г., с.8; <http://www.astep.ru/ur1.php?name=516/1996>

30. Eorsi, G. in International Sales: The United Nations Convention on Contracts for the International Sale of Goods. Eds: Galston N.M. & Smit H. New York, 1984, p. 2-34; <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/biblio/eorsi1.html>

31. 1980 Vienna Diplomatic Conference, Report of the First Committee; <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/1stcommittee/summaries10.html#b>

32. 1980 Vienna Diplomatic Conference, Summary Records of Meetings of the First Committee, 7th meeting; <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/firstcommittee/Meeting7.html>

33. Ibid.

34. Schlechtriem, P. Uniform Sales Law..., footnote 145; <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/biblio/schlechtriem-13.html>

35. См. п. g ст. 1 указанной Конвенции; <http://www.uncitral.org/stable/limit-conv-r.pdf>

36. Розенберг, Ук. соч., с. 14

37. UNCITRAL Digest of Case law..., A/CN.9/SER.C/DIGEST/CISG/13. 8 June 2004, para. 2;

38. UNIDROIT Principles of international commercial contracts. 2004. Preamble; <http://www.unidroit.org/english/principles/contracts/principles2004/blackletter2004.pdf>

39. Здесь и далее русский текст дан в переводе Комарова А.С. по изданию Принципы международных коммерческих договоров. М.: Междунар. отношения, 2003; <http://gesetze.cisg-library.org/unidroit_prinzipien.shtml>

40. Charters A.L. Growth of the CISG with Changing Contract Technology: "Writing" in Light of the UNIDROIT Principles and CISG-Advisory Council Opinion no. 1. Section VI-b; <http://cisgw3.law.pace.edu/cisg/text/anno-art-13.html#acvi>

41. Enderlein, F., Dietrich, M. Op. cit., Art. 13, para. 1. Honnold, J.O., 2nd Ed.., p. 190.

42. Дело N 55/1998, решение МКАС от 10 июня 1999 года. Практика международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 1999-2000 гг. Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2002. с. 111-116.; <http://cisgw3.law.pace.edu/cases/990610r1.html>

43. Schlechtriem, P. Uniform Sales Law..., p. 46. См. также Schlechtriem, P. Commentary on..., p. 95, para. 4 с последующими ссылками.

44. Rajski J. in Bianca, C.M., Bonell, M.J., Op. cit., Note 3.1 to Art. 13; <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/biblio/rajski-bb13.html>

45. Honnold, 3rd, p. 141. Eiselen, S. Electronic commerce and the UN Convention on Contracts for the International Sale of Goods (CISG) 1980, 6 EDI Law Review (1999) 21-46, para. 4.1; <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/biblio/eiselen1.html>. Lookofsky, J. Understanding The CISG in the USA..., p. 61.

46. Записка Секретариата. Правовые аспекты электронной торговли. Электронное заключение договоров: положения для проекта конвенции. A/CN.9/WG.IV/WP.95, п. 11; <http://www.uncitral.org/stable/wg4-wp95-r.pdf>

47. CISG-Advisory Council Opinion no 1, Electronic Communications under CISG, 15 August 2003, Art. 13; <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/CISG-AC-op1.html>

48. см. напр. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 июня 1998 г. N 3846/97; <http://arbitr.garant.ru/public/default.asp?no=12012417>

49. Розенберг М.Г., Ук. соч., с. 19.

50. Bezirksgericht St. Gallen Switzerland, 3 July 1997; <http://www.unilex.info/case.cfm?pid=1&do=case&id=306&step=Abstract>

51. UNCITRAL Yb, vol. IX. 1978, p. 145 <http://www.uncitral.org/english/yearbooks/yb-1978-e/vol9-p127-146-e.pdf>

52. UNCITRAL Digest of Case law..., A/CN.9/SER.C/DIGEST/CISG/14. 8 June 2004, para. 7;

53. Ibid., para. 6;

54. См. напр. OLG Frankfurt, 31 March 1995, 25 U 185/94; <http://cisgw3.law.pace.edu/cases/950331g1.html>

55. Розенберг М.Г., Ук. соч., с. 16

56. Honnold, 3rd, p. 150

57. Secretariat Commentary on the Draft..., Art. 12, note 12

58. Enderlein F., Maskow D. Op. cit., Art. 14, para 9, p. 85

59. Eorsi, G. in in Bianca, C.M., Bonell, M.J., Op. cit., Note 2.2.4.2. to Art. 14; <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/biblio/eorsi-bb14.html>

60. Schlechtriem, Uniform Sales Law..., p. 50

61. см. напр. ч. 1 ст. 432 ГК РФ

62. Chitty J., Guest A. G., Chitty on contracts, 26th Ed, London, Sweet&Maxwell. 1989. Vol. I., para. 794. Цит. по: Kiere v. Han Sin Construction. High Court of the Solomon Islands. Civil case # 078 OF 1999;

63. UNCITRAL Digest of Case law..., A/CN.9/SER.C/DIGEST/CISG/49. 8 June 2004, para. 11;

64. New South Wales Law Reform Commission, Second Report on the Sale of Goods, May 1987, Ch. 3; <http://www.lawlink.nsw.gov.au/lrc.nsf/pages/R51TOC>

65. Розенберг М.Г., Ук. соч., с. 18

66. Murray, J. E. An Essay on the Formation of Contracts and Related Matters under the United Nations Convention on Contracts for the International Sale of Goods. 8 Journal of Law and Commerce (1988) 11-51, para. III-B; <http://cisgw3.law.pace.edu/cisg/biblio/murray.html>

67. Honnold, 3rd, p. 152 et seq.

68. UNCITRAL Digest of Case law..., A/CN.9/SER.C/DIGEST/CISG/6. 8 June 2004, para. 6

69. Secretariat Commentary on the Draft..., Art. 12, note 10

70. Secretariat Commentary on the Draft..., Art. 51, note 2

71. HG St. Gallen, Switzerland, 5 December 1995; <http://cisgw3.law.pace.edu/cases/951205s1.html>. Bezirksgericht St. Gallen Switzerland, 3 July 1997

72. UNCITRAL Status of Conventions and Model Laws, para. 4

73. Дело N 309/1993, решение МКАС от 3 марта 1995; <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/wais/db/cases2/950303r1.html>

74. Murray J.E., Op. cit., Sec. III-B

75. Eorsi, G. in in Bianca, C.M., Bonell, M.J., Op. cit., Note 2.2.1. to Art. 14; <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/biblio/eorsi-bb14.html>

76. Secretariat Commentary on the Draft..., Art. 12, note 3

77. Convention relating to a Uniform Law on the Formation..., Art. 4(1)

78. UNCITRAL Yb, vol. IX. 1978, p. 73; <http://www.uncitral.org/english/yearbooks/yb-1978-e/vol9-p61-85-e.pdf>

79. Розенберг М.Г., Ук. соч., с. 15

80. Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2-х тт. Том. II. М.: Международные отношения, 2000, с. 57-60

81. Розенберг М.Г., Ук. соч., с. 19

82. UNCITRAL Yb, vol. IX. 1978, p. 74; <http://www.uncitral.org/english/yearbooks/yb-1978-e/vol9-p61-85-e.pdf>

83. Розенберг М.Г., Ук. соч., с. 20

84. Eorsi, G. in in Bianca, C.M., Bonell, M.J., Op. cit., Note 2.2.1. to Art. 16; <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/biblio/eorsi-bb16.html>

85. см. Honnold, 3rd, p. 163. Enderlein, F., Dietrich, M. Op. cit., Art. 16, para. 7. Schlechtriem, Commentary on..., Art. 16, para. 9, p. 121 с последующими ссылками.

86. Secretariat Commentary on the Draft..., Art. 14, note 8. Lookofsky, J. Understanding The CISG in the USA..., p. 51

87. 1980 Vienna Diplomatic Conference, Summary Records of Meetings of the First Committee, 9th meeting. <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/firstcommittee/Meeting9.html>

88. Schlechtriem, Commentary on..., Art. 15, para. 5(a), p. 116

89. Secretariat Commentary on the Draft..., Art. 17, note 4.

90. см. напр. ICC Award No. 7844/1994; <http://www.unilex.info/case.cfm?pid=1&do=case&id=123&step=Abstract>

91. UNCITRAL Yb, vol. IX. 1978, p. 81; <http://www.uncitral.org/english/yearbooks/yb-1978-e/vol9-p61-85-e.pdf>

92. Eorsi, G. in in Bianca, C.M., Bonell, M.J., Op. cit., Note 1.2.1. to Art. 16; <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/biblio/eorsi-bb16.html>

93. Herber R. , Czerwenka, B., Op. cit., Art. 15, para. 6

94. Schlechtriem P., Commentary..., Art. 15, para. 8, p. 117

95. UNCITRAL Yb, vol. VIII. 1977, p. 82; <http://www.uncitral.org/english/yearbooks/yb-1977-e/vol8-p73-88-e.pdf>

96. Розенберг М.Г., Ук. соч. с. 25. Blodgett P.C., The U.N. Convention on the Sale of Goods and the "Battle of the Forms", 18 Colorado Lawyer (March 1989) 423-430; <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/biblio/blodgett.html>

97. Lookofsky, J. Understanding The CISG in the USA..., p. 57

98. Венская конвенция ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров. К 10-летию ее применения Россией. Сост. М. Г. Розенберг. М.: Статут, 2001, с. 11

99. см. также Perales M. P., "Battle of the Forms" Under the 1980 United Nations Convention on Contracts for the International Sale of Goods: A Comparison with Section 2-207 UCC and the UNIDROIT Principles; <http://cisgw3.law.pace.edu/cisg/biblio/pperales.html>

100. Enderlein, F., Dietrich, M. Op. cit., Art. 19, para. 5. Farnsworth E. A. in Bianca, C.M., Bonell, M.J., Op. cit., Note 2.7 to Art. 19; <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/biblio/farnsworth-bb19.html>

101. Розенберг М.Г., Ук. соч., с. 26

102. Enderlein, F., Dietrich, M. Op. cit., Art. 19, para. 8. Schlechtriem, Commentary on..., Art. 19, para. 8, pp. 140-141

103. Farnsworth E. A. in Bianca, C.M., Bonell, M.J., Op. cit., Note 2.2 to Art. 18; <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/biblio/farnsworth-bb18.html>

104. Ibid., Note 2.3 to Art. 18

105. UNCITRAL Yb, vol. IX. 1978, p. 42; <http://www.uncitral.org/english/yearbooks/yb-1978-e/vol9-p11-45-e.pdf>

106. Filanto v. Chilewich, 789 F.Supp. 1229 (S.D.N.Y. 1992), aff'd, 984 F.2d 58 (2d Cir. 1992); <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/wais/db/cases2/920414u1.html>

107. Розенберг М. Г., Ук. соч., с. 28

108. Schlechtriem, Commentary on..., Art. 18, para. 23, p. 136

109. Honnold, 3rd, p. 180. Enderlein, F., Dietrich, M. Op. cit., Art. 18, para.16. Farnsworth E. A. in Bianca, C.M., Bonell, M.J., Op. cit., Note 2.2 to Art. 18; <http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/biblio/farnsworth-bb18.html>

110. Розенберг М.Г., Ук. соч., с. 30

111. Записка Секретариата. Правовые аспекты электронной торговли. Электронное заключение договоров: справочная информация. Добавление. A/CN.9/WG.IV/WP.104/Add.2, п. 5; <http://www.uncitral.org/stable/wg4-wp104add2-r.pdf>

112. Enderlein, F., Dietrich, M. Op. cit., Art. 18, para.10

113. Farnsworth E. A. in Bianca, C.M., Bonell, M.J., Op. cit., Note 2.6 to Art. 18; http://www.cisg.law.pace.edu/cisg/biblio/farnsworth-bb18.html>

114. Розенберг М. Г. Ук. соч., с. 31

115. Murray, J. E., Op. cit., para. IV-B. Farnsworth E. A. Formation of Contract. in Galston & Smit ed., International Sales: The United Nations Convention on Contracts for the International Sale of Goods, Matthew Bender (1984), Ch. 3, p. 3-13; <http://cisgw3.law.pace.edu/cisg/biblio/farnsworth1.html>

116. Цвайгерт К., Кетц Х. Ук. соч., Том II, с. 60

117. См. пункт (a) Комментария к §63 2 СЧКДП

118. Worms v. Burgess, 1980 OK CIV APP 1, 620 P.2d 455;

119. Secretariat Commentary on the Draft..., Art. 19, note 3

120. Записка Секретариата. Правовые аспекты электронной торговли. Электронное заключение договоров: положения для проекта конвенции. A/CN.9/WG.IV/WP.95, п. 63

/
top

Copyright 2000-2005 Oleg Semenov, lexmercatoria.info